17 01 11

Ларец Джами

Тот, кто влюблен, в тоске невыразимой
Хотя бы день метался без любимой, —

Тот в мире видит лишь ее одну,
Он счастлив у любимой быть в плену.

Взойдет луна, и в этом лунном круге
Он прелесть узнает своей подруги.

Заметит кипарис или платан —
Подруги вспоминает стройный стан.

В саду плывет цветов благоуханье —
Он слышит в нем возлюбленной дыханье.

Он омывает розы кровью слез:
Ее нарядом дышит запах роз.

Он томные глаза припоминает,
Когда к нарциссу голову склоняет.

Когда фиалки видит нежный лик —
Как милую, ласкает он цветник.

Смеясь, бутонам служит он прилежно,
Он кудри гиацинта гладит нежно:
*** *** ***
Смеется, как любимая, бутон,
А гиацинт ее красой смущен.

Куда ни глянет он, во всей вселенной —
Одни подобья прелести нетленной!

Влюбленный жаждет красоты земли,
Он к ней стремится, как Маджнун к Лейли…

Маджнун и Лейли — двое возлюбленных. Типичный образ в восточной литературе, история любви была очень трагична.

Рассказ о Парвизе и рыбаке

Парвиз с Ширин, любимою женой,
Сидел, как солнце ясное с луной.

И вот в подарок — дар морских валов —
Принес им рыбу некий рыболов.

Ты в жизни рыбы не видал такой,
То было чудо глубины морской.

Ее перо как розовый коралл,
Ее покров дирхемами сверкал.

Полно икрой янтарное нутро,
А чешуя на ней как серебро.

Парвиз был этой рыбой восхищен,
И в щедрые ладони хлопнул он.

Явился мигом старый казначей,
Хранитель всех сокровищ и ключей.

Он тысячу дирхемов серебром
Принес и положил перед царем.

И рыбаку их отдал властелин.
Увидев это, молвила Ширин:

«О мудрости и щедрости рка!
Такая плата слишком велика.

Теперь кому б ты столько ни давал,
Все скажут: «Вот каким скупым он стал!

Он тысячу дирхемов заплатил
За рыбину, о нас же позабыл.

Ведь это мелочь, правду говоря,
Перед былою щедростью царя!»»

Парвиз спросил: «Совет ты можешь дать,
Как у бедняги деньги отбрать?»

Сказала: «Ты спроси его: «Отец,
Твоя добыча — самка иль самец?»

Что б ни ответил он, скажи одно:
«Увы, мне это есть запрещено.

Ты эту рыбу унеси с собой,
А мне верни кошель с моей казной!»»

И был рыбак с деньгами возвращен,
Но смысл вопроса понял сразу он.

«Ни самка, ни самец, — он говорит, —
Моя добыча, а гермафродит».

Не удержался шах, захохотал,
Смеясь, удвоить плату приказал.

Взял кошельки рыбак, благодаря
Такого справедливого царя.

Когда ж он с полу ношу подымал,
Один дирхем из кошелька упал.

Рыбак поспешно ношу с плеч стащил,
Монету поднял и в кошель вложил.

Ширин сказала: «Ну и скряга, а?
Схватился за кусочек серебра!

Мой шах, такую скупость грех прощать,
Все деньги надо у него отнять!»

Шах рыбака велел назад позвать
И стал его за скупость упрекать.

Рыбак сказал: «О шах, мы дорожим
Не серебром, а именем твоим.

Я лишь за тем нагнулся за деньгой,
Что обозначена она тобой,

Чтобы зловредный человек какой
На образ твой не наступил ногой».

И подивился шах его уму,
И втрое больше денег дал ему.

О кравчий мой, хранитель чистых вин,
Разбей бокал, давай мне весь кувшин!

Ширин и Парвиз (Хосров) — тоже типичный образ на Востоке. Двое влюбленных, которые прошли через все испытания и сыграли свадьбу.

(с)Абдуррахман Джами.Творчество Джами, творившего в 15 веке, оказало большое влияние на дальнейшее развитие персидской и вообше исламской литературы.


Комментариев к записи: 1

  1. козловой кран:

    Хотелось бы видеть надпись — to be continied…

Оставить комментарий